Люди  21 июля 2015

Люди Ханоя: часть вторая

Cудьбы незнакомцев, объединенные в летопись Ханоя XXI века. ATIME уже писал о вьетнамском проекте «Humans of Hanoi» — читайте ниже вторую часть интересных историй, опубликованных в его рамках.

В первой части «Людей Ханоя» мы уже собрали истории о незамеченной первой любви, переживания о будущем, воспоминания ханойцев о близких людях и питомцах и многом другом.

Команда интервьюеров и фотографов, которая работает над проектом, делает это бесплатно. Они занимаются этим в свободное время, и уже прошлым летом у них накопилось достаточно материала, чтобы организовать выставку «Through the Windows of Life» (Сквозь окна жизни). Она стала не только возможностью показать оттенки жизни во вьетнамской столице, но и поводом собрать новый материал. 

 — На этой улице месяц назад вырубили ряды тропических миндальных деревьев!

 — У вас были какие-то воспоминания, связанные с ними?

 — У Фу Куанга есть песня про зиму в Ханое. Вот как в ней: раньше здесь росли миндальные деревья, а теперь их нет, их вырубили, и я чувствую, что настоящая ханойская зима скоро исчезнет. Без деревьев Ханой уже не Ханой!

 — Я вроде как перфекционист, так что еще не нашла свою настоящую любовь, ради которой могла бы всем пожертвовать. Я считаю себя достаточно независимой и люблю себя слишком сильно, чтобы жертвовать ради кого-то. К этому я еще не готова. Кроме того, никто не защищен от того, что его бросят.

 — Если бы вы могли дать совет насчет любви, что бы это было?

 — Самое главное не заставлять себя, вот и всё. Прислушивайтесь к своему сердцу. Если кажется, что вам это по силам, то вперед, если же что-то внутри противится, то лучше остановиться. Может, поэтому мне нравилось много людей, но никого из них я не любила.

«Мой отец умер, когда мне было пять. В отличие от других детей, которые пытаются отгородить своих матерей от мужчин, я радушно принимала каждого, кто сближался с моей мамой, потому что жаждала иметь папу. Пока я не вышла замуж, нужда в отце так и не покидала меня. А потом один учитель, когда я обучалась за границей, в Тайване, подарил мне это заветное чувство.

Он давал своим студентам ощущение, что о них заботятся, слушают, а их идеи уважают. Между нами не было дистанции. Он был как друг, которому можно излить душу.

У мамы моей подруги был рак, и она скончалась, когда мы учились за границей. Я не знала, как ей сказать, боялась, что она будет глубоко потрясена. Увидев мое неловкое хождение взад-вперед, учитель подошел, чтобы узнать, что случилось. Он ходил вместе с нами к директору, чтобы оформить отпуск подруги по семейным обстоятельствам. Учитель продолжал относиться к нам так же, даже когда мы вернулись домой по окончанию обучения. Он писал и спрашивал, скучаем ли мы по Тайваню и хотели бы поесть тайваньской кухни.

Кстати, знаете что, мы оба по гороскопу Львы.»

 — Вы выглядишь прямо как тот парень, J-Buddha!

 — Я часто это слышу. Я был на улице и фотографировал, когда мне позвонил друг, спрашивая, не меня ли сейчас показывали по телевизору. Там шло танцевальное шоу. Тот парень, должно быть, намного моложе меня, не так ли? Он не может быть моего возраста.

«Самый счастливый момент моей жизни — это, наверное, когда я женился. Война закончилась, и в 1954 я вернулся домой. После свадьбы мы с женой переехали в Ханой. У нас родилось двое сыновей: в 1956 и 1957 годах. Однако счастье было недолгим: мы оказались слишком разными и часто спорили. Мы остались вместе, чтобы вырастить детей. Сыновья и уважение, которое мы испытывали к браку и друг другу, позволило нам сохранить семью.»

«Это строчка из песни Джона Леннона. Я сделал татуировку в 15 лет и какое-то время скрывал от мамы. Когда она ее обнаружила, то заставила удалить, но что ж, она всё еще на месте. После того, как я сделал второе тату на другой руке, то показал ей и сказал со смехом: “Эй, мам, я только что сделал еще одну. Тебе нравится?”»

«Когда бы я ни решил выйти из дома, это существо начинает кричать, как только я закрываю дверь! Вероятно, ему одиноко в квартире одному и не хочется, чтобы я уходил. Когда я возвращаюсь, он тоже шумит, но звучит намного радостней.

А еще у меня есть ящерицы!»

«Я только что открыла паб на улице Хангтхан и выбрала единорога в качестве логотипа. Это место не только для представителей ЛГБТ-сообщества, сюда может прийти каждый. Здесь посетители могут чувствовать себя свободными.

Внутри на стене есть слово “Free” крупными буквами, но это не значит, что напитки бесплатные». (Смеется.)

 — Сам не знаю, почему, но я был суперпопулярным еще в средней школе. В один прекрасный день все шестиклассницы вдруг стали сходить по мне с ума.

 — Ничего себе! В какую школу ты ходишь сейчас?

 — Я учусь во Вьетнамско-Германской школе (известная старшая школа в Ханое).

 — Я слышал, что девушки там симпатичные.

 — Это так! Я считаю, девушки хорошеют к выпускным классам. В 12-м классе ученицы самые красивые, а в 10-м умеренно красивые. (Громко смеется.)

 

Анна Бруссер


фотопроект, Вьетнам, Ханой, люди Ханоя, Humans of Hanoi

Закажи рисунок себе или другу у pavlinypls