Музыка  5 декабря 2016

SATOL и его музыка будущего

Для современной электронной музыки настало такое время, что ты либо следуешь канонам, не отступая ни на шаг, либо экспериментируешь. Потому что если не рисковать, то, скорее всего, потеряешься в толще уже известной электроники. Японский диджей, битмейкер и продюсер SATOL — как раз такой экспериментатор, и ATIME пообщался с ним в преддверии релиза его нового проекта.

Почему бы не взять тихий и спокойный эмбиент и не добавить в него щепотку паранойи? Или, например, можно нагреть на спиртовке полиритмию и затем медленно влить в нее тягучие вокальные семплы. И всё это время наблюдать за ходом экспериментов и записывать результаты в альбом. Таких альбомов у Сатола два. Harmonize the Differing Interests вышел три года назад, Shadows — этой весной.

В Harmonize the Differing Interests восемь треков, и некоторые могут вызвать неоднозначные ощущения. Например, в Impressionable слышно кинопленку и холодное оружие, тяжелое дыхание и очень пронзительный шепот — трудно не чувствовать паранойю от таких семплов, собранных воедино.

Сам исполнитель говорит о треке без затей: «Impressionable выражает мою чувствительность и образность, именно поэтому там есть шепот».

Сатол напоминает, что один из жанров, в которых написан альбом, это фьюче-гэридж, который еще называют спейс-гэриджем или атмосферик-гэриджем. ­Это значит, что почти в каждой композиции можно услышать или лоу-фай семплы, или немного расслабляющего женского вокала, или извилистый дабстепный бас. Если хочется больше баса, колючих сбивок, то лучше начать слушать альбом с трека Iruy. Если же семплы-«сферы» важнее, то первым в плейлист нужно кидать Calmness of Spirit.

 

 

Треки в альбоме написаны в темпе около 140 ударов в минуту, что довольно обычно для фьюче-гэриджа, но в этом есть и подвох для слушателя, незнакомого с этим жанром. В таком же темпе обычно пишут часть хип-хоп композиций, поэтому музыку Сатола автоматически хочется отнести и к хип-хопу.  Но сам музыкант считает, что она всё-таки ближе к авангарду и экспериментализму.

Видео на треки Сатола тоже необычные. Iruy — это неон, дым и глитч, который будто бы следует за рваными битовыми сбивками.  А на видео Follow the crowd с альбома Shadows картинка всё время движется влево. Из-за этого кажется, что это своего рода горизонтальные титры, будто просматриваешь чью-то жизнь в значках и символах. Иногда значки сменяются живыми кадрами и фотографиями, но это не помогает в достаточной степени, потому что видео сужается — и из-за этого становится почти нечем дышать.

Скоро музыкант выпускает еще один альбом, но это будет уже не соло-работа. В проекте Sons of AHITO участвуют восемь человек. Альбом будет называться AHITO («человек» с японского — прим. ATIME), как и лейбл, под которым работает этот проект. Музыканты предполагают, что слушатели воспримут этот альбом легче, чем Harmonize the Differing Interests и Shadows.  При этом Сатол отмечает, что это будет всё та же экспериментальная смесь разных стилей и электронный авангард.

 

 

Звучание треков Сатола хоть и кажется простым, но оно настолько многокомпонентное, что вызывает множество ассоциаций. Например, в Follow the crowd можно услышать отголоски Maybeshewill, а в Sabita Hana с грядущего альбома AHITO — намеки на 65daysofstatic. Подробнее об альбоме и отношении к своей музыке рассказал сам Сатол. Мы задали ему несколько странных и не очень вопросов.

 

Сатол — это твое настоящее имя? Если нет, расскажи об истории этого псевдонима.

 

Слушателям незачем знать мое имя, но, если что, Сатол рифмуется с моей фамилией. А еще это почти анаграмма от lotus (англ. «лотос»).

 

Были ли у тебя заказы от рэп-исполнителей на биты и минусовки?

 

Конечно, я писал треки для других музыкантов. Но это были только бизнес-заказы, я ничего не чувствовал, сочиняя музыку для них. Это нельзя назвать моим настоящим творчеством.

 

Были ли такие исполнители, из музыки которых ты брал интересные детали для своей?

 

Я начал писать музыку в 17, но тогда у меня не было тех, кто вдохновлял бы меня. Мне просто нравилась музыка, и я хотел сочинять свою. Еще я хочу сказать, что сейчас меня вдохновляет мой проект AHITO.  Спасибо за всё моей команде — Рётаро, ЛОА и Ако. И спасибо большое Илье (совладелец лейбла и представитель AHITO в России — прим. ATIME) и Кате за возможность рассказать о моей музыке российским слушателям. Кстати, альбом будет доступен для покупки и в России — в цифровом виде и на пленочных кассетах, которых будет всего 22.

 

 

К каким еще жанрам, кроме фьюче-гэридж и экспериментал, можно отнести твою музыку?

 

Я не хочу относить свою музыку к каким-либо жанрам вообще. Потому что японская музыкальная сцена, она одновременно и имитирует чужие жанры, и сохраняет свои традиции. Послушайте хотя бы гагаку! (Гагаку — жанр японской классической музыки — прим. ATIME). Я считаю, что Японии в этом плане давно пора проснуться!

 

Как ты думаешь, может ли твоя музыка погрузить человека в особое состояние, как, например, какие-нибудь препараты?

 

Возможно. Моя музыка — это одновременно некое химическое пространство и реальная жизнь. Но, разумеется, я не искусственный, я настоящий, живой.

 

Ты называешь свою музыку «музыкой будущего». Тогда какое же будущее, по твоему мнению, нас ждет?

 

Да, я считаю свою музыку и музыку AHITO футуристичной. Но будущее AHITO и человечества не связано. Но мы в AHITO битами и текстами хотим сказать людям «не убивайте себя», это наш призыв человечеству, потому что нам страшно, как много суицидов случилось в последнее время. Но наши тексты не абсолютно светлые, ведь чтобы достучаться до людей, нужно использовать и свет, и тень, ведь они переплетаются внутри каждого человека.

 

Екатерина Куненко

Фото предоставлено исполнителем

Статья подготовлена при поддержке паблика J-MUSIC LIFE


Сатол, SATOL, AHITO, фьюче-гэридж, экспериментальная музыка, Япония

Закажи рисунок себе или другу у pavlinypls