Музыка  21 октября 2015

Mono: Музыка — это мост между людьми

В воскресенье 18 октября в московском клубе «Вольта» выступала японская построк-группа Mono. Перед концертом корреспондент ATIME поговорила с гитаристом группы Такаакирой «Такой» Гото. Така рассказал о роли музыки в межнациональном общении, вдохновении, свободе и положении экспериментальной музыки на японской сцене.

Почему вы назвали вашу группу Mono? Что значит для вас это слово?

 

Mono означает «один».

 

Но вас в команде четверо...

 

Да, но мы можем путешествовать по всему миру с турами и таким образом знакомиться с такими людьми, как вы, с людьми из разных стран. Это выше национальности. И все мы можем быть едиными. Поскольку наша музыка пришла из одного источника. Я считаю, что музыка может стать мостом между людьми, она позволяет нам встретиться, полюбить друг друга, уважать друг друга. Это и значит Mono.

 

Получается, что люди с помощью музыки становятся едиными?

 

Да, мне так кажется.

 

Глубокая мысль.

 

Да, очень.

 

Как вы можете охарактеризовать свою группу? Mono для вас — это…

 

Mono — это всё в моей жизни. Да, всё. С тех пор, как мы создали группу, прошло уже 16 лет. За это время мы исколесили Штаты и Европу, и нам приходилось выживать, понимаете? Мы должны были помогать друг другу как команда, как друзья, семья. Мы росли вместе. И это был хороший опыт.

 

Каким образом вы сочиняете музыку? Что вдохновляет вас?

 

Я всегда говорил, что музыка не раз спасала мою жизнь. Когда что-то случается, когда я в депрессии, я всегда слушаю музыку, и мне становится легче. Поэтому я всегда мечтал писать такие песни, что могли бы меня спасти.

 

 

Однажды вы сказали, что к каждому своему произведению вы придумываете историю. Для альбома «Hymn to the Immortal Wind» вы сотрудничали с Хия Со. Каждая композиция оказалась связана со своей главой истории, которую она сочинила. Как появилась такая идея?

 

В то время моя подруга Хия была начинающим сценаристом. Она прислала мне сценарий, который очень меня впечатлил — история была такой чистой, воздушной, как фотографии детей. И кажется, каждый смог бы понять ее, это мне очень понравилось. Мы уже создавали музыку для фильмов и дорам, и сценарий всегда вдохновляет меня, дает простор воображению, и мне это нравится.

 

Собираетесь ли вы публиковать свои собственные истории?

 

Не знаю. У нас есть друг, который помог нам с записью нового альбома. И когда мы делали демо для него, у меня были написаны истории к каждому треку, но я не могу рассказать их вам. Нет, думаю, я не буду их издавать.

 

Но обычно вы оставляете какие-то подсказки своим слушателям?

 

Да, в названиях, в нескольких словах. И мне нравится оставлять им пространство для воображения.

 

Чтобы они могли придумать собственные истории?

 

Именно.

 

Вы много сотрудничали с музыкантами, артистами, просто творческими людьми. С кем вам понравилось работать больше всего?

 

Вообще-то я нечасто слушаю музыку. В основном, я смотрю фильмы, читаю книги. Но больше всего люблю именно кино. Поэтому мне правда интересно делать саундтреки к фильмам. Мне хотелось бы больше сосредоточиться на этом. Хотя создатели кино бывают такими странными...

 

В чём это выражается?

 

Я работал над саундтреками дважды в Японии, для фильма и дорамы, и это не было легким сотрудничеством. Но я правда хотел бы заняться этим снова. Когда я смотрю фильмы, всегда представляю музыку и ищу новое звучание, поскольку, вы знаете, часто саундтреки бывают скучными. Я хотел бы найти что-то потрясающее, на мой вкус, с нашим вкусом.

 

 

Это не первый ваш визит в Россию. Что вам здесь нравится или, может, вы что-то невзлюбили?

 

Нет-нет-нет. Кажется, в Москву мы приезжаем уже в пятый раз, и каждый раз встречаем очень хороших, милых людей. В прошлый раз, правда, мы были в Санкт-Петербурге, и это было замечательно. Знаете, впервые мы приехали сюда лет десять назад, и ваша мода с тех пор сильно изменилась. Сейчас даже парни выглядят стильно. Раньше они носили такие «очень русские» шапки (показывает жестами что-то наподобие шапки-пидорки), но теперь этого нет. Все так круто выглядят. А еще мы сегодня ели борщ.

 

О, борщ!

 

Да, мне он понравился, он согрел меня изнутри.

 

А есть ли в японской культуре что-то, что кажется вам странным, несмотря на то, что вы сами японец?

 

Ну, я рад, что я японец. Япония очень безопасная страна. Но есть одна вещь, которую я терпеть не могу: когда остальные делают всё как все. Одинаково. Если по тв показывают какие-то тренды, то все обязаны им следовать. Мы не хотим быть как все, понимаете? Мы хотим быть странными.

 

Другими?

 

Да, но остальные нас не понимают, поскольку не путешествуют по миру.

 

Недавно я была в Корее, и кажется, у них существует та же проблема.

 

Возможно, это просто присуще азиатам?

 

Скажите, есть ли разница в публике на концертах в разных странах?

 

Нет, вообще-то. Самые странные в этом плане японцы. Американцы, европейцы, поклонники из других стран Азии всегда дают нам определенные ощущения, от того, как они реагируют. Японцы же очень тихие. Может, мы вызываем у них те же чувства, что и у других поклонников, но они не показывают этого.

 

Как бы вы описали идеальный концерт?

 

Последняя нота последней песни, и ты чувствуешь прекрасный звук, которого никогда не было. Это значит, что ты поделился чем-то иным и это хорошее шоу. Мне нравится, когда так происходит.

 

Какой концерт стал лучшим для вас?

 

О, я бы сказал, что это было шоу с оркестром в Нью-Йорке, Лондоне, Австралии и Японии. Но лондонский концерт был потрясающим. Нью-йоркский, впрочем, тоже. Потому что ребята из оркестра, которые поехали в тур с нами, не очень-то хотели создавать музыку вместе. Во время подготовки мне казалось, что они не хотят делиться с нами своими эмоциями. Но на шоу в конце первой песни я повернулся к ним, и это было невероятно! И публика была очень впечатлена... В конце мы и ребята из оркестра обнялись. Это было очень интересно, потому что среди музыкантов были черные, белые, и это было вне национальности. Мы просто делились чем-то потрясающим. Это был прекрасный момент.

 

Как вы думаете, сможете когда-нибудь повторить это?

 

Когда нашей группе исполнится 20 лет. Сейчас нам 16, так что через 4 года.

 

Мы подождем.

 

(Така смеется.)

 

 

Почему вы выбрали построк?

 

Когда мы  начинали, не существовало понятия «построк». Мы не думали об этом. Просто я могу нарисовать любую картину с помощью моих композиций, наших релизов и синглов. Я хочу сосредоточиться на искусстве, а построк это свобода.

 

Хотели бы вы заняться чем-то помимо создания музыки в этом стиле?

 

Да. Наверное, стать режиссером. Я мечтаю снять фильм. Очень романтичный и очень мрачный.

 

На первый взгляд кажется, что японская сцена поделена на две части между поп-музыкой и экспериментальной музыкой...

 

Это так. Попса — это мусор. Но андеграунд... У нас есть друг, который устраивает большие андеграундные фестивали в Токио. Здорово быть частью этого.

 

Есть ли причина популярности подобной музыки в Японии?

 

Нет-нет, андеграундные артисты вовсе не популярны. Европейцы больше знают о нас, чем наши же соотечественники, все из-за джей-попа.

 

Но у вас есть джей-рок.

 

Да, но, как я уже говорил, если какой-то айдол делает что-то, остальные просто начинают повторять за ним, и телевидение упорно пропагандирует это. Все хотят делать одно и то же. Именно поэтому мы здесь, в Москве. Поэтому пошел ты, джей-поп.

 

Значит, быть музыкантом в Японии тяжело?

 

Мне кажется, что легче всего подписать контракт, если ты хочешь продаться и делать на музыке деньги. Но если ты хочешь быть не таким, как все, продолжать делать странные вещи, тебе придется делать это вне страны, выезжать в туры. Сейчас я хочу свободы — в прошлом я продал достаточно многое, поэтому теперь могу помечтать. В конце концов, мы рождены, чтобы быть счастливыми, чтобы получать бесценный опыт. Жизнь слишком коротка, понимаете?

 

Пару лет назад вы сказали, что собираетесь привнести свет в свои композиции. Что ждет Mono в ближайшем будущем?

 

О, мы станем мрачнее. Сегодня на концерте мы сыграем пару новых композиций, поэтому вы сможете послушать следующих Mono.

 

В чём причина такого перехода?

 

Недавно мы поняли, что наши песни пришли из мрачного места к надежде. Каждая новая композиция становилась светлее предыдущей. Но сейчас мне хочется отправить надежду во тьму.

 

Благодарим организаторов концерта и клуб «Вольта» за содействие в проведении интервью.

 

Ксения Молчанова, Анна Лермонтова

Фото: Mono Official Website


Mono, японская музыка, построк, экспериментальная музыка

Закажи рисунок себе или другу у pavlinypls