Кино  30 сентября 2016

Коррида любви

Коррида — публичное зрелище: матадор дразнит быка красным полотнищем, проделывая серию искусных телодвижений, после чего убивает быка. Но речь пойдет не об испанском традиционном развлечении, а о корриде человеческой души, умело запечатленной японским режиссером в киноленте «Империя чувств», также известной как «Коррида любви». Ведь в своем первоначальном и уже почти забытом значении «коррида» — жертва во имя любви.

Кино — отражение жизни, поэтому неудивительно, что самые яркие сюжеты преподносит нам именно она. Еще каких-то 50 лет назад потрясающими, не в лучшем смысле этого слова, считались фильмы, где режиссеры осмеливались показать самое сокровенное и личное, а именно — вынести интимную жизнь человека на широкий экран. Это сейчас принято считать, что для подлинного искусства нет границ и низменные страсти могут стать объектом высокого искусства, раньше с этим бы не согласились.

Японский режиссер Осима Нагиса в возрасте сорока четырех лет решился дать пощечину благочестивому обществу своей «Корридой любви», и этот фильм стал первым шагом к расширению границ, которые возводились моральными принципами общества. Резонанс от этой пощечины вышел настолько громким, что дирекция Каннского кинофестиваля, несмотря на финансовую поддержку фильма Францией, так и не допустила картину в 1976 году к участию в конкурсе. Тем временем на родине после выпуска сценария режиссера отдали под суд и только после четырех лет судебных тяжб оправдали. А вот в США на Чикагском кинофестивале фильм произвел фурор, его отметили специальной премией жюри и вручили приз от Британского киноинститута. Через семь лет по опросу, проведенному среди критиков, картину Осимы назвали лучшей эротической кинолентой всех времен и народов, а позже включили в число ста лучших фильмов мира.

Эта история была шокирующей полвека назад, но сейчас ничего существенно не изменилось. Большинство зрителей XXI века, как и их родители или бабушки и дедушки, будут поражены откровенностью половых актов, садомазохистскими мотивами и рядом эпатажных сцен или, во всяком случае, возмущены ими. Особо стоит отметить, что сюжет основан на реальных событиях японской криминальной хроники тридцатых. Тогда эта история всколыхнула общественность: 18 мая 1936 года японка Абэ Сада, чтобы получить сексуальное удовлетворение, задушила своего партнера Исиду Китидзо, а затем отрезала его гениталии и три дня носила их с собой в дамской сумочке.

Жизнь реальной Абэ Сады была незаурядной: в детстве она слыла трудным неуправляемым ребенком. Ухудшение в поведении произошло после того, как в пятнадцатилетнем возрасте ее изнасиловали в доме друзей. Она перестала поддаваться контролю, и ее отдали в школу для гейш. Старшая сестра Абэ заявляла, что та всегда мечтала о такой жизни. Однако сама она считала, что отец сделал из нее гейшу в наказание за беспорядочную половую жизнь. А дальше всё было как в психологической драме: путь гейши оказался сложным, это требовало много усилий и самодисциплины, поэтому Абэ предпочла более легкий путь и стала квазигейшей, оказывающей только сексуальные услуги. Проработав таким образом пять лет, она заболела сифилисом и была вынуждена сменить профессию — так она стала лицензированной проституткой.

И тут Абэ сопровождала репутация «проблемной». Она воровала деньги у клиентов, несколько раз пыталась сбежать из борделя, но ее регулярно отлавливали и возвращали. Однако через два года ей удалось оставить проституцию и устроиться официанткой в кафе. Казалось бы, дела должны были пойти в гору, но Абэ Сада, привыкшая к другой жизни, сочла оплату официантки недостаточной и снова вернулась к привычному ремеслу. В 1934 году ее арестовали — наряд полиции накрыл нелегальный бордель, — но через влиятельных друзей один из клиентов-поклонников вернул ей свободу. Она стала его постоянной любовницей, а он купил ей дом и обеспечивал деньгами.

Многие женщины хотят быть единственной у своего мужчины, Абэ Сада хотела того же. Она предложила своему любовнику жениться на ней, но в этом он ей отказал. После этого их отношения прекратились, и Сада бежала в Нагою. Там она в очередной раз попыталась изменить свою жизнь, устроилась официанткой в ресторан, где и познакомилась с одним из клиентов, профессором и банкиром Табитой Осаки, который собирался стать членом японского парламента. Понимая, что у их романа нет будущего — в ресторане не поприветствовали бы связь между гостем и работницей, — Абэ вернулась в Токио. Но и в столице он ее нашел, оплатил ей трехмесячное лечение от сифилиса на курорте Кусацуи и предложил открыть собственный ресторан. По его совету Абэ устроилась стажером в ресторан, владельцем которого был Исида Кититзо. После долгой прелюдии встреча главных героев наконец-то состоялась. Исида был дамским угодником, который практически не занимался рестораном, оставив это жене. Между Исидой и Абэ вспыхнул роман.

У каждой истории есть начало, и у каждой есть конец. Когда Исида решил вернуться к жене, Абэ впала в депрессию и стала много пить. Одурманенная ревностью, она начала обдумывать убийство любовника.

«Я выхватила нож из своей сумки и пригрозила ему, как это было сделано в увиденном мною спектакле, приговаривая: “Кити, ты надевал это кимоно для своей любимой клиентки. Я убью тебя за это”. Исида опешил, сделал шаг назад, но всё это ему явно понравилось».

Вряд ли сама Абэ могла предположить, что ее имя войдет в историю и о ее любви снимут кино. В какой-то степени даже иронично, что сама идея об убийстве пришла к ней во время просмотра представления, в котором гейша нападает на своего любовника с огромным ножом. Во время прощального марафона любви Абэ начала душить возлюбленного, обоим это понравилось. Но вскоре Исиде стало плохо, и он принял около 30 таблеток успокоительного средства, чтобы заглушить боль. Абэ говорила, что когда он начал засыпать, то попросил ее: «Обмотай пояс вокруг моей шеи и затяни его, когда я буду спать, хорошо? Если начнёшь душить меня, не останавливайся, потому что потом очень больно».

Около двух часов ночи 18 мая 1936 года, когда Исида спал, она дважды обмотала свой пояс вокруг его шеи и задушила. Сада Абэ пролежала рядом с телом несколько часов. Затем она отрезала его гениталии кухонным ножом, завернула в газету и хранила их вплоть до своего ареста тремя днями позже. Она кровью написала на простынях «Сада и Кити вместе», на его левой руке вывела «Сада», надела его белье и покинула номер гостиницы приблизительно в 8 утра. 

На вопрос полиции, зачем было отрезать его гениталии, она ответила: «Не могла забрать его тело или голову с собой. Я хотела взять его частичку, которая возбуждала самые яркие и живые воспоминания».

Такая история вряд ли могла не заинтересовать исследователя человеческих душ. Нагису Осиму и раньше привлекали сильные темы, а в начале 60-х о нём говорили как об основоположнике и лидере «японской новой волны». Он поднимал в фильмах проблемы японской молодежи и критиковал послевоенное японское общество («История жестокой юности», 1960). Его картина «Смертная казнь через повешение» (1968) о расизме и жестокости участвовала во внеконкурсной программе Каннского кинофестиваля. Неудивительно, что следующим этапом художественных исследований Осимы стала тема не менее откровенная и болезненная.

Кинолента о Абэ Саде в российском прокате носит название «Империя чувств», но японское название гораздо точнее и образнее передает суть. Коррида любви — опасное действие, ведущее к неминуемой гибели. Выживет только один — эти слова подходят как нельзя лучше, пускай и звучат, как стандартный слоган фильма ужасов.

Картина Осимы позволяет подглядеть за двумя влюбленными, желающими проникнуть друг в друга так глубоко, насколько это возможно. Они полны желания стать единым организмом, а их объятья, поцелуи и сам половой акт — попытка осуществить желаемое. Осима раскрывает экзистенциальные основы человеческих чувств и страстей. Он показывает крайнюю степень любви, которая одновременно выглядит отвратительной. Партнер и вовсе низводится до уровня одного из органов тела. Возможно, именно признания самой Абэ натолкнули режиссера на эту идею. Осима четко дает понять, что любовь, как насилие и мучение, приводит лишь к уничтожению как моральному, так и физическому. Он говорит о том, что когда партнеры меняются изначальными ролями слуги и хозяина, они вынуждены примерить на себя и новые роли — убийцы и жертвы.

Имя Абэ долго появлялось в прессе, о ней писали статьи, книги и научные исследования, снимали документальные фильмы. Книга «Эротические признания Абэ Сады» разошлась тиражом свыше ста тысяч экземпляров. Абэ какое-то время шла на контакт после своего освобождения из тюрьмы, а потом просто исчезла, оставив после себя легенду.

 

Катерина Небесная


Япония, Абэ Сада, Империя чувств, Коррида любви, японское кино, Осима Нагиса

Закажи рисунок себе или другу у pavlinypls