События  4 апреля 2016

Триблад и кринолины: как прошел «Анимацури»

Ханами — весенняя японская традиция любования цветами, в честь которой в этом году назван петербургский фестиваль «Анимацури». Удалось ли ему расцвести после двухлетнего перерыва, почему меньше кринолинов значит лучше, а мир вращается вокруг японского мороженого, читайте в репортаже Анны Бруссер и Екатерины Саберовой.

Прохладное утро обещает погожий день в спокойном, тихом Кировском районе Санкт-Петербурга. Желающих увидеть возвращение «Анимацури» после двухлетнего перерыва оказалось немало — очередь тянется до самой стоянки перед громоздким вытянутым зданием Дворца культуры имени И. И. Газа. У входа в предвкушении стоит разноцветная толпа: лолиты в ситцевых платьях с оборками, молодые люди в кимоно и японских деревянных сандалиях, зрители в ярких париках, а в хвосте очереди мальчик лет тринадцати в костюме Наруто, пришедший вместе с мамой.

Работающие с раннего утра волонтеры выходят на улицу, чтобы проверить, всё ли в порядке, и передохнуть. Из ДК то и дело выбегают девушки, чтобы уложить парик, распыляя облака лака для волос.

Дав волонтерам на входе осмотреть сумку, попадаешь внутрь. Этажом ниже, где находится вместительный гардероб, перед зеркалами репетируют кавер-команды.

На «среднем» этаже, как называет его наш фотограф Александр, кипит жизнь и торговля. Косплееры общаются и разыгрывают между собой небольшие сценки, кто-то обходит холл, как свои владения, с серьезным видом и не менее серьезным реквизитом на поясе. Прежде чем идти в зал, мы с Катей решаем осмотреться — и наше слегка скептическое настроение плавно переходит в восторг. Мы, привыкшие к подобного рода фестивалям, предполагали, что ярмарка будет скучной и однообразной, а товары интересны только гикам, но ошиблись. И вот мы уже не знаем, куда подойти в первую очередь — прилавки манят лакомствами, значками, кружками со сценами из аниме, украшениями в виде кексиков, косметикой, цветными линзами, корейскими и японскими товарами, плакатами, футболками и плюшевыми альпаками.

Проще всего оказывается завязать разговор с ребятами из магазина AnimePoint. Далекая от комиксов, я подхожу, чтобы кичливо спросить, почём книжки, а через несколько минут ловлю себя на том, что смеюсь с продавцами, показывая им откровенные сцены на случайно открытой странице, и не могу определиться между мангой без особого сюжета про двух парней и «Голосом далекой звезды», нарисованной по одноименному фильму Макото Синкая. Честно признаюсь, что никогда не читала мангу, и продавцы со смаком и иронией консультируют меня по поводу жанров, культовых произведений и различий в рисовке. В итоге они отпускают меня с «Голосом далекой звезды» в приятной мягкой обложке и кружкой с акварельным рисунком Тоторо. Я чуть было не прихватываю коврик для мыши небесной красоты, но вовремя вспоминаю, что у меня и мыши-то нет.

 

 

На случай, если участникам нужно остыть, рядом с входом в партер стоит уголок с японским мороженым. За стойкой двое: девушка колет лед для мороженого, молодой человек показывает, какие вкусности у них еще можно приобрести — сладкие и несладкие. Они из московского магазина Tabetai.

— Мы на все фестивали ездим.

А в Питере ваших магазинов нет?

— К сожалению, пока нет.

Чертовски жаль. Ассортимент радует глаз и почему-то вызывает ностальгию. Несмотря на страх остаться на мели, сухому мороженому с клубничным вкусом и жвачке с Пикачу невозможно сопротивляться. Девушка тем временем добавляет в стаканчики с колотым льдом сиропы: дынный и «Голубые Гавайи» — а сверху поливает молочным соусом.

— Это что-то вроде сгущенки, — поясняет она. Затем дает нам специальные трубочки с черпачком на конце. — Сначала едите ложечкой, а потом, когда подтает, пьете, как коктейль.

Мы сидим в центре, между колоннами, около единственного лотка на ярмарке, где играет музыка. Знакомые мелодии расслабляют, я потягиваю «коктейль» и говорю, скорее, сама себе:

— Сюда бы водки плеснуть.

Катя смеется.

Рядом мельтешат «чибики» с длинными челками и маленькие принцессы. В фотоугле вместе позируют Зевс и Аид из «Геркулеса» и Снежный Король и Снежная Королева из «Времени приключений».

Катя уходит искать кавердэнсеров, а я удаляюсь в дамскую комнату, чтобы подкрасить губы фиолетовой помадой и не смотреться так, словно мой косплей на сегодня — это Заурядность.

У раковин стоят красавицы из разных эпох и вселенных, преимущественно забрызганные бутафорской кровью. Они переговариваются между собой, жалуясь на гримеров и обсуждая парней. На подоконниках сидят Речное Божество из «Унесенных призраками» и девочка с хвостом и головой лисички. Божество безуспешно тыкает в смартфон пальцами в тонких черных перчатках, а Лисичка разговаривает по телефону. Когда она кладет трубку, а Речное Божество, наконец, снимает перчатки, к ним подходит, судя по всему, совершенно незнакомая им женщина и начинает разговор, обращаясь к Лисичке:

— Какая прелесть!

Мгновенно установившаяся симпатия тут же проходит проверку просьбой угостить мороженым.

— Дадите сто рублей?

Женщина смеется.

— Белорусские только. Пойдут?

— А вы из Белоруссии? Я там недавно была!

Они продолжают разговор, из которого выясняется, что Лисичке всего семнадцать, а ее новой приятельнице двадцать девять. Я захлопываю палетку и возвращаюсь на ярмарку.

 

 

Когда я нахожу Катю, она уже вовсю разговаривает с группой бойких девушек в черно-красных костюмах из кавердэнс-команды GGOD. Сегодня они выступают с танцем на Beat Generation японской группы Fairies.

— Так как фестиваль больше ориентирован на Японию, мы решили найти что-то подходящее, — рассказывает лидер команды Алёна. — Поэтому в январе мы собрались и искали что-то конкретно японское. Наталья специально искала танцы на шестерых, по количеству участников. И после того, как мы нашли эту песню, наверное, следующие три часа слушали ее, не переставая, а в конце дня уже все ходили и пели. Так и было решено, что со следующей недели мы начнем учить танец.

А костюмы делали сами?

— Да, сами вырезали эполеты, приклеивали стразы, крылья делали сами. Всё, что вы видите, сделано своими руками, — делится Алёна, по очереди поворачивая участниц и указывая на детали их костюмов. — У нас даже изолента вместо латекса, чтобы выглядело реалистичнее. В этот раз мы практически всё успели, только утром чуть-чуть ушили юбку одной из участниц. А то на последней репетиции, когда мы записывали видео, у нас во время танца начали расходиться швы на одежде. Причем у нескольких человек сразу. Видео получилось просто бесценным, будем его хранить.

Если мечтать по максимуму, что хотели бы выиграть? Поездку в Корею, свидание с оппой?

Девушки задумываются на пару секунд, а потом отвечают:

— Поездку в Корею с оппой! — и дружно смеются. — На самом деле призы не важны. Важен сам факт выступления и эмоции. Главное, чтобы номер нравился и нам, и зрителям, перед которыми мы выступаем.

Если бы вы выступали не перед обычными зрителями, а перед айдолами, то кого бы хотели видеть в первых рядах?

— B1A4! — улыбаются девушки. — Мы очень любим эту группу. С их танцем мы дебютировали. Они очень светлые, позитивные и близки нам по духу. Думаем, они бы нас поддержали.

Пока кавердэнсеры из команды GGOD делятся мечтами, я продолжаю осматриваться. Еще один стол с мангой, кофе в банках, «пеперо». Набор из десяти наклеек для шеллака с Тэхёном из BTS вызывает смешанные чувства.

 

 

Катя освобождается, а две девушки, выступающие в Lolita & Street Fashion дефиле, с которыми мы договорились об интервью, пишут, что у них есть время поговорить, и просят подняться на второй этаж, к магазину «Чай и шёлк», — уголок традиционной японской культуры.

«Мы здесь сидим. Нас сразу можно узнать», — и это, пожалуй, правда.

Первой представляется Катя, девушка в черном платье лолиты, с черепом на коленях и длинными клыками — вопрос, удобно ли в них разговаривать, мучает меня на протяжении всего интервью. Катин ник — LionTheNippleSystem: Lion в честь моющего средства, а Nipple потому что, по ее признанию, она постоянно ищет сложные пути, когда на самом деле всё просто.

Вторая девушка представляется Аркадием, и у нее два ника: Крысик и еще один, используемый для фестивалей — Стремительная Диарея.

 — Это значит, что вы... стремительный человек?

 — Это значит, что я Стремительная Диарея.

 — Он очень стремительный, — подтверждает Катя.

Аркадий говорит, что ник был взят из аниме «Гинтама».

 — Те, кто смотрел и понимает фишку, они сразу это отмечают, и таким образом можно находить собратов по интересам.

 — Каких героев вы представляете?

 — У нас японская уличная мода, это готическая лолита, а я оджи, говорит Аркадий.

Почему вы решили собрать дуэт?

— У нас атмосфера интересная очень, — говорит Катя, и я вновь невольно смотрю на ее клыки, обнажающиеся при улыбке.

— Да. Проходит через всё наше творчество. И мы давно друг друга знали, в последний раз мы вдвоем выступали, по-моему, аж в 2014-м году.

— Да.

— Вот, и у меня еще просто мама спрашивала: а что вы с Зурой давно — да, я ее зову Зурой, она меня Аркадием — давно не выступаете? А вот как раз в весеннем сезоне мы решили повыступать вместе. Я сделала оджи, но так как один не хотел выступать, — говорит Аркадий, сбиваясь на женский род. Как она объяснила позднее, дело в том, что на работе, дома и когда она косплеит женского персонажа, говорит от женского лица, а в остальное время использует мужской род, из-за чего иногда путается, — потому что мне больше нравятся парные, я предложил: вот у тебя отличная готическая лолита, давай со мной.

— Ну, я согласилась. Переделала всё.

— Да, и она вот капор сделала такой замечательный специально.

Где находите реквизит вроде черепа?

— С миру по нитке, — говорит Катя. — Некоторые костюмы делаются легко, хоп — и сделал, а некоторые могут два года лежать, не хотеть делаться.

— Я, например, вот комбинезончик шила… Стал прикидывать просто: стиль повседневной лолиты мне не подходит, а подойдет ли мне, например, стиль мальчика-лолиты, то есть оджи? Я стал искать, оказалось, что там есть предметы гардероба, которые я люблю, панталоны там и всякое такое. И я решила: сошью-ка я себе.

— Стиль мужской лолиты в Японии распространен?

 — Да, его носят и девушки-томбои, и мальчики.

 — Вообще-то мальчики носят и девочкины платья.

— Насколько я знаю, вы создаете широнури-образы.

— Образы с широнури мы делаем на другой фестиваль. Просто широнури отличается от готики. Если бы я накрасила белым лицо и сделала цветочные орнаменты на платье, было бы широнури.

— Вот кстати широнури от моего оджи не так сильно отличается. У меня одна особенность, скажем так, но я поменяла аксессуары. Мне так легче. А вот у нее будет широнури замечательное, надеюсь, нас примут на фестивале, на который мы подаем заявку.

То есть это не слепое следование каким-то канонам, всегда есть простор для творчества?

— На самом деле это очень расслабляет, — говорит Катя.

Да?

— Да. И вы знаете, я, скажем так, увлеклась японской модой с начала прошлого года. В ней реально большой простор для творчества, множество стилей. Не будем брать лолиту, в которой очень много канонов. Даже если делать ориджиналы на японскую моду, там можно много своего придумать — совмещать то, что тебе нравится, делать красивые вещи.

 — Например, ты соединяешь мифическое и скандинавское что-нибудь. У меня был фавн, кудесница леса, и она задумывалась как широнури-фавн, в итоге... это было очень сложно, и мы решили сделать просто фавна. Было всё белое, и олень такой нарисован, рога.

— У нее был прекрасный посох  и шлейф.

— Копыта.

— Нарисовали дерево — как на Лукоморье.

— Ничего себе.

— Листочки, стразики всякие и когти длинные.

— Она взяла приз зрительских симпатий.

— Какой момент вам больше нравится: когда вы создаете костюм или когда уже всё готово и вы можете примерить на себя весь образ целиком?

— Я, например, люблю создание, со всеми этими трудностями, матами и всем прочим, — скромно отвечает Аркадий, Катя хохочет и поддакивает.

На фоне раздается «Аркадий, зачем ты это делаешь?», и девушка продолжает: — Но момент, когда ты уже приходишь на фестиваль во всей красе и на тебя все смотрят, и ты такой «Bitch, I’m fabulous», я тоже очень люблю.

— Сколько обычно времени уходит на один костюм?

— Тут вот по-разному, в зависимости от сложности. Вот у меня — изначально это было как панталоны и жилетка, и панталоны у меня не получались именно так, как я хотела, с учетом того, что я не умею с нуля строить эскиз. Вот я их перешивала-перешивала и всё-таки где-то, ну, чуть меньше недели у меня получилось. Потом еще добавилась жилетка, а теперь это вообще комбинезон.

— На самом деле много времени уходит на подбор информации.

— И на подбор подходящей ткани.

— Материалов. Бывает, купил одно, а получилось, что оно не подходит. И тут оказывается, что у твоей бабушки там лежали... Вот я знаю, у тебя... — весело говорит Катя. — У него есть шкаф, и там просто Нарния.

— У меня в шкафу одна комната, и я реально сначала пытаюсь найти что-то дома, потому что я знаю, что даже упаковку от цветов можно использовать для костюма.

— Чем для вас выделяется «Анимацури» как фестиваль?

— Мы Цури знаем еще тем, когда он еще был такой ста-а-арый.

— Она знает очень молодого, а я был на Цури в 2013-м году, и я выступал там Мегавольтом с черным плащом.

— А я его знаю еще давным-давно, — как-то загадочно добавляет Катя.

— Он сильно изменился? 

— Ну, не знаю. Но этот мне нравится больше. Нет напряженной атмосферы.

— Была напыщенность какая-то, знаете, как говорили про наше выступление: по сцене плыли одни кринолины, а вы хоть разбавили их своим ярким выступлением.

— А здесь большой выбор. Посмотришь туда — о, интересненько, сюда — о, интересненько.

— А раньше один кринолин. Бедные девочки в дверь не влезали.

— ТРИБЛА-А-АД! (Речь о серии лайт-новелл и аниме Trinity Blood — прим. ATIME) И крылья трехметровые.

— О да, боже. Была раньше такая поговорка: хочешь пойти на Цури, делай либо кринолин, либо крылья.

— Либо триблад.

— Да, или всё вместе.

Напоследок дуэт говорит, что надеется на адекватную оценку их экспериментального выступления и на то, что зал их примет. Девушки явно получают удовольствие от того, чем занимаются. И это радует.

В это время начинается второй блок. На балконе студеный воздух и спокойные зрители. Те, кто сидят в партере, кажутся более отзывчивыми. В этом году сократили список номинаций, и Fandom косплей дефиле с тем же успехом могло называться Random дефиле: внутри номинации нет разделения на групповое и одиночное, что, впрочем, придает программе разнообразия и подстегивает интерес.  

 

Alice Change, девушка из Украины по имени Татьяна, выступает в номинации Караоке с песней Эмико Сиратори Melodies of Life. Ее глубокий голос оставляет впечатление, что ты прикасаешься к чему-то прекрасному, пение выделяется зрелостью и осмысленностью.

Мы связываемся вскоре после выступления, но она уже успевает переодеться из вечернего платья в обычные джинсы и кофту. Как Татьяна объясняет, ей нужно было сходить в магазин. Не велика беда: она всё равно выглядит прекрасно.

На этом фестивале выступают люди, безусловно, талантливые и творческие, но они, так или иначе, всё равно любители. Ваш же голос звучит профессионально. Вопрос такой: что вы здесь забыли?

— Я окончила музыкальное училище, но при этом очень люблю аниме и всё время выступаю на аниме-фестивалях. Вообще заканчивала оперное, но люблю и эстрадно петь. Я люблю японскую и корейскую музыку и вообще Азию.

— Почему вы остановились на этой песне?

— Красивая очень. Я слышала много OST-ов из Final Fantasy и уже в своем родном городе пела их. В игру не играла, но хотелось бы.

— Вообще увлекаетесь играми?

— Я только в «Лигу Легенд» иногда поигрываю.

— Как для вас «Анимацури» выделяется на фоне других фестивалей, на которых вы выступали?

— Ну, я пока немного увидела — пришла только ко второму блоку. Вообще уровень хороший, такой косплей везде красивый.

— А сама атмосфера?

— На самом деле на всех таких фестивалях много общего. Я в основном в украинских участвовала, и везде такая родная обстановка, люди объединены чем-то общим, по своим интересам, везде есть ярмарки, люди очень доброжелательные и на одной волне.

— Успели оценить работу организаторов?

— Да, очень всё удобно, сразу ко мне все подбежали, идите туда, идите сюда, где гримерка, сразу показали, отметили меня. На этапе подачи заявок тоже всё хорошо сделано: и шаблоны, и правила — четко всё объяснено, у меня даже вопросов не появилось.

— На вашем канале на YouTube написано, что вы переехали в Петербург, спасаясь от войны...

— Да, у нас же сейчас стреляют в Донецке очень сильно, и я отучилась в музыкальном училище и сразу сюда приехала. У меня тут родственники.

— Переехали с семьей?

— Нет, к сожалению, родители остались там. Мы живем на окраине, поэтому особо не долетает, но страшно, конечно, всё равно, это невозможно — жить под постоянными взрывами. Просто невыносимо.

— Когда ситуация поменяется, хотели бы вернуться?

— Наверное, нет, потому что в Петербурге больше возможностей для музыкального развития. Я сейчас пою в рок-группе, хочу продолжать двигаться в этом направлении. Мы сформировались недавно, так что даже записи еще не было. Называемся Wondercraft.

— Пишете свои песни или тоже ставите каверы?

— Свои, свои. Каверы только в случае, если что-то сильно понравилось.

— У вас есть большая мечта?

— Хотелось бы, конечно, быть знаменитой певицей.

— Исполняя рок-музыку?

— Вот с этим как раз у меня проблема, я точно не знаю, что мне исполнять. Оперу я люблю, при этом слушаю и рок, и японскую музыку, и корейский поп, и симфонический рок тоже люблю — кучу всего. Поэтому пока что всё, что попадется, то и пою.

— А на корейские песни вы ставили каверы?

— Да, тоже на аниме-фестивалях. Пела песню Кюхёна из Super Junior. В основном мужские, потому что у меня голос низкий, женские мне не очень подходят. Тэён (из герлбэнда «GirlsGeneration» — прим. ATIME), например, орет так высоко, как я не могу.

— Уже планируете ставить новый кавер?

— Да, но песню еще не выбрала. Я очень много всего спела. Нужна такая песня... Во-первых, я люблю медленные песни, потому что голос больше для этого подходит, во-вторых, хочется за душу взять человека. А чтобы за душу взяло другого, и меня должно взять, — улыбается Татьяна. — Нужно искать такую песню, чтобы за них и я буду плакать, и зрители будут плакать. Это очень сложно: нужно переводы читать японские...

— Тяжело петь на японском языке, когда не знаешь его?

— Нет, не тяжело. Он такой какой-то, запоминающийся. Я несколько раз слушаю песню и даже не учу слова, они сами запоминаются.

— Я слышала другие караоке-выступления, и там был довольно явный русский акцент.

— Ну там нужно самих японцев послушать, у них буква «р» очень редуцированная, на букву «л» больше похожа. Нужно повторять за ними, тогда будет красиво.

— Чем вам запомнится этот день?

— Выступлением. Концовка особенно: я допеваю последние ноты, и все начинают хлопать.

Я благодарю Татьяну за беседу и подговариваю еще раз надеть платье до конца фестиваля, чтобы Александр смог сфотографировать ее для ATIME. Она соглашается и обещает позвонить, если соберется.

Выходя в очередной раз на воздух, сначала видишь работницу гардероба, которая, выдавая дубленку, взглядом спрашивает: «Ты издеваешься?» — а потом, уже на улице, можешь наблюдать, как Джокер курит рядом с Харли Квинн или как одна девушка обычными ножницами подравнивает челку другой.

Запыхавшиеся кавердэнсеры DMSTO выходят из зала сразу же после выступления.

— Мы это сделали! — торжествуют они. — Пять лет уже собирались поставить этот танец Ким Хёнджуна, и вот, наконец!

— Но пять лет назад у Ким Хёнджуна была другая репутация, теперь он довольно противоречивая фигура в кей-попе, — замечает Катя. — Это не повлияло на ваше решение?

— Мы очень любим SS501, несмотря ни на что, — мотают головами ребята, — и Ким Хёнджун для нас остается лидером этой группы. А то, что у него произошло — ну, во-первых, правды мы не узнаем. А во-вторых, он тоже человек и тоже может ошибаться. Главное, чтобы исправился. Всё-таки, мы считаем, что творчество — это творчество, а жизнь — это жизнь.

— Долго готовили номер?

— Ну, не пять лет, конечно, — смеется лидер команды, Дариен. — Первый раз мы станцевали небольшой кусочек на миксе спустя год после распада SS501, чтобы поднять настрой у фанатов. Но на целый танец потратили гораздо больше времени. Сначала готовили его на другой фестиваль, но потом решили, что номер еще не закончен. На репетиции обычно ходили три человека. Мы смеялись над тем, что в итоге выступать будем втроем, даже название себе придумали из «Зачарованных». Хотя участники приходили и уходили, желание поставить именно это никуда не делось. Поэтому, несмотря на все трудности, мы, наконец, выступили!

— Костюмы у вас такие мощные.

— Штаны у нас вообще армейские из милитари-магазина, — смеются ребята. — Собирали костюмы, подстраиваясь под оригинал. Ходили по магазинам и смотрели «О, да! Эта шмотка нам подходит!». С корейцами все-таки проще, чем с аниме-персонажами, потому что они ведь тоже всё покупают в магазинах. И мы пытаемся подбирать одежду примерно в похожем стиле.

— Вы не раз побеждали на фестивалях. Какие подарки вам попадались?

— Однажды мы выступали на джей-рок конвенте и нам дали такой тяжелый пакет, что он нас практически припечатал к полу,— с энтузиазмом рассказывают ребята. — А внутри была куча подарков, но все с кей-попом! На джей-рок конвенте, представляете?

А еще как-то мы выступали с танцем группы SPEED, и у нас были перчатки со светодиодами. И мы всё шутили, что мы — Тони Старк, а потом нам подарили плакат и журнал с Тони Старком. Это нам больше всего запомнилось.

— Уже готовите номер на следующий фестиваль?

— У нашей команды много подразделений, одно из них сейчас готовит номер Lady Gaga. А если именно SS501, то это скорее ближе к осени покажем.

— Философский вопрос — какова главная цель вашей творческой деятельности?

— Создать свою творческую студию, — не теряясь, отвечает лидер. — Такую, где каждый из участников мог бы реализовывать свои творческие планы. И называться она будет DMSTO CORPORATION, — заканчивают ребята со смехом.

Мы с Александром, обходя небольшие препятствия вроде трехметровых крыльев канареечного цвета, направляемся в вестибюль, чтобы в спокойной обстановке поговорить с Елизаветой, выступающей под ником despair-chan, и сделать несколько фотографий. Она с готовностью позирует, держа в руках две розы и тряпичную куклу, а затем подсаживается ко мне.

— Сегодня у вас два косплея?

— Нет, я решила остановиться на одном, потому что это всё-таки сложно, по крайней мере, для меня. Я ужасно устаю на фестивалях. Просто носить костюм на себе. Поскольку еще парик вот такой с укладкой, приходится постоянно поправлять. Сам костюм не сложный, но всё равно ходишь, и нужно...

— Поддерживать образ?

 — Да. И главное не есть в общественных местах, потому что тебя фотографируют. И вообще это напрягает.

— Но смотрится это так, будто в таком образе довольно удобно.

— Когда ты если и не профессионал своего дела, но хотя бы научилась подавать себя, то не показываешь, что ой, мне ноги натерло, ой, у меня там парик...

— Что у вас на ногах?

Она приподнимает юбку и показывает туфли с квадратным носком, на вид жесткие и некомфортные.

— Значит, сегодня ваш косплей только по хоррор-игре Ib. Ваш персонаж — главная героиня игры?

— Нет, это другая девочка, Мэри, из картины, можно сказать, главная злодейка, такая стерва.

— Антагонист?

— Можно так сказать. Не знаю, я ее очень люблю, потому что она как бы не желала зла, она хотела подружиться. Все ее действия из лучших побуждений, потому что она девочка из картины, всю жизнь на нее смотрели в галерее, но у нее не было друзей. Она всегда хотела завести себе настоящего друга, выбраться в реальный мир. Ей побуждения чисты, она сама не понимает, что причиняет вред. Она маленькая, глупенькая, не знаю, что-то в ней так зацепило.

— Чувствуете какое-то родство с ней?

— На этого персонажа я не похожа. Я не девочка из картины и не стерва, но чувствами она мне очень нравится, родной персонаж. Конечно, есть другие персонажи, в которых я чувствую, что вот родное что-то, что они как я... — с теплотой рассказывает Елизавета, прижимая кулачки к груди.

— К чему вы больше стремитесь: к портретному сходству или передать характер персонажа?

— Стопроцентная передача персонажа — это реально трудно. Потому что Мэри вот такая стерва, а я-то совсем не стерва, и мне сложно передавать вот эту ее агрессию, что она там злится, кидается, вот это вот всё.

— Ходили бы здесь, кидались тоже во всех.

— Да, конечно, я могу, но потом, мне кажется, не будет хороших последствий. Нет, конечно, посмотришь, поиграешь, и всё, начинается — вдохновение, эмоции перед зеркалом. А именно схожесть — не схожесть, не знаю. Бывает, хочешь какого-то персонажа сделать, а не можешь. Ну не похож.

— Как давно вы занимаетесь косплеем?

— С марта 2014-го года. Можно сказать, два года уже. Стараюсь ходить на каждый питерский фестиваль, два раза ездила в Москву: это GFEST 14-го и Ичихару 15-го года. Надеюсь, в этом году тоже попаду куда-нибудь на московский. А так только в Петербурге хожу, как получается: прошла, не прошла, деньги есть, нет, экзамены...

— «Анимацури» выделяется среди других фестивалей?

— Не знаю, честно говоря. Обычный фест. Конечно, я не так много на фестивалях бывала, но Цури... Вот я была здесь в 13-м году, это был мой второй фестиваль всего, поэтому я волновалась, никого не знала, а сейчас у меня много знакомых есть. Опять же: выступил, пофоткался, посмотрел что-нибудь.

— А как вы оцениваете организаторов?

— Ну, волонтеры хорошие, организаторы... Не знаю, очень по-дурацки сделаны номинации — на Fandom дефиле и групповое, и одиночное, в одиночном дефиле там и гейм, и аниме, и комиксы там, и всё. Кто так делает? Так что первое место займет какой-нибудь групповой косплей. Конечно, есть деление на групповое и одиночное, но всё смешано.

Пока я сидела в зале, увидела подряд косплей на «Игру престолов», потом «Лигу Легенд», и сразу же за ними шел «Гарри Поттер». Как говорит один из зрителей, похожая ситуация была и на фестивале AnimeDay, прошедшим в этом году 28 февраля. Блоки смешали между собой: песня, кавер, песня, три дефиле, сценка и снова кавер. Многим участникам и зрителям это казалось неудобным и странным. Есть мнение, что это было сделано для того, чтобы люди досиживали до перерыва — по традиции с блока караоке встает и уходит ползала.

С Елизаветой мы говорим в общей сложности более получаса (полное интервью с ней читайте позднее в ATIME).

 

 

Остается последнее интервью с кавердэнсерами, которые скоро должны выйти на сцену, и пока они не освободились, мы с Катей обходим стенды с фотокосплеем. Большинство фотографий вызывают восхищение — не меньшее, чем образы, которые мы целый день видели воочию. Работы не по Азии вышли более масштабными и атмосферными: фотокосплей по фандомам Game of Thrones и Sherlock BBC, занявший первое и второе место соответственно, не отличишь от оригинала. Фем-версия «Астерикс и Обеликс» взяла «выбор зала». Среди аниме-косплея тоже есть потрясающие работы: отличный косплей по аниме Kyokai no Kanata и Юбаба из «Унесенных призраками».

Когда Катя ушла встречать MCD Dreamers, к одному из стендов подошел мужчина из «Xая и шелка» в деревянных сандалиях и в штанах хакама.

 — Вы кого-то косплеите или это ваша повседневная одежда? — в шутку спрашиваю я.

Он улыбается и не отвечает, а потом делится мудростью: если на человеке кимоно, это считается, что он прилично одет, а если есть дополнительные предметы одежды, то уже праздничный вариант.

Подоспевшие сразу после своего выступления с танцем на Just Right группы GOT7, «Дримерсы» сразу начинают фотографироваться.

— Молодцы! Очень здорово выступили, — говорит Катя.

— Спасибо! Мы еще на эмоциях все, — отвечает кто-то из ребят, пока остальные всё еще делятся друг с другом впечатлениями. — Ой, а что, мы уже в интервью?

— Уже да.

— Ой! — девушки собираются в кружок и, перебивая друг друга, начинают рассказывать. — Ну, эмоций ураган! Шквал! Было весело и очень круто! Мы хотим еще! Жалко, еще раз нельзя. Мы бы даже три раза подряд выступили, и с каждым разом всё лучше и лучше. Хотя, не факт, — смеются они после чьей-то реплики. — Но веселее бы точно было. А еще мы бы выступили под ускоренную версию и под обратную! И под китайскую! Там сама песня вообще очень смешная.

Почему GOT7?

— Мы очень долго не могли выбрать. Такое бывает, когда каждый хочет чего-то, но прийти к консенсусу не получается. Но в итоге нашли танец, который понравился всем, почти. Музыка тоже нравилась всем, почти.

Почти? — «Дримерсы» смеются.

— Всем нравилось, всем! Это танец такой веселый, яркий, весенний. Хотя мы и выбрали его осенью, когда всем вокруг грустно. На самом деле, у нас очень много разногласий, потому что у всех разные вкусы, никогда не можем нормально выбрать, что танцевать. Команда у нас делится на «мы хотим танцевать женские танцы!», «мы хотим танцевать мужские танцы!», «мы хотим свэг!», «мы хотим что-то сексуальное!» и «хотим все вместе!». А этот танец своим своим задором взбодрил и сплотил нас.

— Да и костюмы у вас такие яркие!

— Половина куплена, половина сшита. Мы старались сделать всё по канону, даже заказали оригинальные костюмы, но они нам не пришли, — расстроенно разводит руками Ксюша. — Поэтому у нас костюмы состоят из трех разных костюмов. Что-то наклеили, что-то на барахолке нашли, что-то сами нарисовали. Но так веселее, чем просто купить одежду и выступить в ней.

— И вы всё успели заранее или провели веселую ночь перед фестом?

Ребята тут же разражаются смехом.

— Ночь перед фестом — это традиция. Все шьют костюмы! Даже если 90% готово, все равно надо что-то сделать: сядь и свяжи себе носки, полезно будет.

— Настроены на победу?

 — Нам достаточно уже того, что мы выступили и это было весело, — признаются они. — Для нас самое главное — получить удовольствие. Мы ведь дримерсы, мечтатели. Ну а мечта не обязательно должна сбываться. Исполненная мечта — уже не мечта.

— А о чем вы мечтаете?

— Много зарабатывать! И уехать в Корею! — раздается с разных сторон. — На самом деле, кажется, мы никогда не ставили себе целью добиться каких-то высот. Мы просто занимаемся тем, что нам нравится. Для себя. Если бы чего-то хотели, то брали бы, например, хореографию посложнее.

— Ну, у GOT7 тоже непростая хореография.

— Да, но не совсем. Мы ни разу не репетировали полным составом, но удивительно, что сложные связки у нас получились легко, зато ушло много времени на совсем простые моменты. Хотя ошибки исправлять было очень весело. Кто-то находил дурацкий косяк, например, мы мизинчик неправильно держали, и начиналось! Потом все ходили и такие: «Мизинчик не забыла?!». А потом оказывается, что был какой-то огромнейший ляп, который мы и не заметили. Зато мизинчик исправили, — смеются ребята.

Остается только проголосовать. Волонтеры раздают листовки с номинациями, а по холлу ходит человек со специальной коробкой для сбора бюллетеней. К слову, с волонтером, который участвовал в создании этой коробки, у нас тоже происходит короткий разговор. Это участница косбэнда «шЫзец». Девушка по имени Света признается, что как волонтер участвует в первый раз. Она думала, что будет много работы, но на деле в их команде порядка тридцати человек и они весело проводят время.

В итоге «шЫзец» возьмут приз зрительских симпатий в видеокосплее с роликом по «Хеталии», а жюри отдаст предпочтение московской креативной группе «Метафора», которая, к нашему большому сожалению, не присутствовала на «Анимацури». Их The Fashion Service — Kingsman Parody зрители называют самым крутым и говорят, что он на голову выше всего остального.

А пока до награждения еще полчаса, я говорю Кате, что хочу сфотографироваться с Пипцом, который почему-то не участвует в конкурсной программе, хотя я замечаю его с самого начала.

 — Иди. Я за Александром схожу.

Пипец оказывается не против моего подката, а я, смотря в его добрые пьяные глаза, думаю, что не стоило оставлять это дело на вечер. Пока мы ждем фотографа, я пытаюсь вести светскую беседу.

 — Почему Пипец?

 — Этот вопрос звучит неоднозначно.

Я пробую еще раз.

 — Откуда нунчаки?

 — Это не нунчаки.

 — А что?

 — Резиновые палочки.

 — Как эротично. Можно одну подержать?

 — Вам потверже или помягче?

Короткий фотосет делает этот день, принесший много веселья, открытий и неразумных трат, почти идеальным. Картину дополняет победа Alice Change и DMSTO, за которых мы с Катей после общения с ними не могли не болеть.

 

Анна Бруссер, Екатерина Саберова

Фото: Александр Соколов


Япония, Animatsuri Hanami, события в Санкт-Петербурге, Южная Корея, аниме, косплей, кавердэнс, каверсонг, фестиваль азиатской культуры

Закажи рисунок себе или другу у pavlinypls