Аниме  8 февраля 2016

Могучий Осаму Тэдзука

Начиная с 50-х годов прошлого века, когда в японских домах стали появляться телевизоры, аниме стало неотъемлемой частью сетки вещания местных телеканалов. Сейчас японские мультсериалы составляют больше половины от создаваемых во всем мире и ассоциируются с Японией наравне с сакурой и самураями. Конечно, истоки их популярности лежат не в доступности телевидения. Настоящий переворот произошел в комиксах, по которым аниме создавалось и создается до сих пор.

У японской анимации и комиксов есть лицо — их отец, а также наставник и вдохновитель десятков художников и мультипликаторов. Колумнист газеты Asahi пишет: «Иностранцам часто сложно понять, почему японцы так сильно любят комиксы. Объяснить это можно тем, что у Японии был Осаму Тэдзука, а у других наций — нет. Без Тэдзуки послевоенный бум в манге был бы немыслим».

В начале пятидесятых молодой Тэдзука, часто прибавлявший себе пару лет в страхе, что с ним не захотят работать издатели, размышлял над идеями для новой манги. Его заинтересовала научная фантастика, а все замыслы так или иначе сходились к атомной энергии — о ней тогда в Японии говорили много, раны от последствий ядерных взрывов в Хиросиме и Нагасаки были свежи. Вторая мировая война началась, когда Тэдзуке еще не исполнилось 11 лет, а в 1955 году он подростком застал оккупацию американскими войсками. Из-за поражения нация была подавлена, а милитаристские идеи больше никого не привлекали, в том числе и творческую среду.

Пока писатели, режиссеры и мультипликаторы искали новые ориентиры, Осаму Тэдзука решил обратиться к теме мирного атома, силы, которая не навредила бы людям. Так появился Могучий Атом — робот-ребенок с ядерным реактором в груди вместо сердца, гибрид Супермена и Пиноккио, спасающий жизни людей и, что не менее важно, других роботов.

Дед Тэдзуки в период Мэйдзи был врачом при самурае. Осаму Тэдзука интересовался медициной не меньше, чем мангой, и получил степень доктора медицинских наук в Нарском префектурном медицинском университете. «В понимании Тэдзуки доктор — это не тот, кто лечит тело, это еще и тот, кто ценит жизнь и вдохновляет ценить ее других», — считает американский историк и эксперт в манге Ада Палмер. Гуманистические ценности и человеколюбие Тэдзуки проявились не только в его комиксах врачебной тематики. «Могучий Атом» должен был воплотить в себе идеи пацифиста Тэдзуки и стать тем самым моральным и ценностным ориентиром японцев.

Опыт убедил меня, что комиксы, независимо от того, на каком языке они написаны, являются важной формой выражения, пересекающей все национальные и культурные границы. Комиксы — это весело, и они распространяют мир и доброжелательность между народами.

Первого января 1963 года начался показ аниме-адаптации «Могучего атома». Мультипликация в Японии существовала уже несколько десятилетий, титул первого аниме-сериала тоже достался другой работе, однако «Могучий атом» стал важнейшим событием в истории развития жанра. Тэдзука был новатором и сделал стандартом некоторые элементы манги и аниме, без которых их больше нельзя представить. Большой фанат комиксов, анимации Диснея и голливудского кино, он стремился сделать свои работы кинематографичными. Он придумал рисовать звуки на страницах манги и создавать для каждого фрейма собственное настроение, разглядывать персонажей как под десятком кинокамер.

В мультипликации было больше возможностей для драматургии, и Тэдзука стал делать акценты на крупных планах и мимике персонажей, наделив их большими глазами, чаще менять ракурсы. Стирая границу между рисованным и снятым на камеру, он придумал «звездную систему» — теперь анимационные герои превратились в актеров и появлялись в разных работах, в новых образах и под другими именами, но всегда узнаваемые.

Аниме не должно быть дорогим, считал Тэдзука, но в экономии он не вредил качеству и додумался использовать шаблоны фонов, чтобы не тратить время на повторную прорисовку. Тэдзука сделал привычным формат многосерийного аниме с единым сюжетом, приковав к экранам телевизоров всех японцев, которые и не были против, а потом и жителей США. Там «Могучий атом» вышел в том же году, что и в Японии, и получил название «Астробой».

История Атома из вымышленного мира людей и роботов начинается с обычной человеческой трагедии. Когда ученый доктор Тэмма теряет в автокатастрофе сына, он решает создать его копию, которая никогда не умрет и не покинет его. Но гениальный и сильный робот не в состоянии заменить потерянного ребенка — он не взрослеет и не ведет себя, как от него ожидали, и создатель разочаровывается в своем творении. Эта идея несовершенства совершенного разума и тела сильна в западной культуре научной фантастики, где к роботам принято относиться с настороженностью. Начиная с законов робототехники Азимова 40-х годов до «Терминатора» и совсем свежего «Ex Machina», роботы выступают в своем большинстве лишенными эмоций и души, а значит непредсказуемыми и враждебными. Но в Японии роботам доверяют, делают из них работников в кафе и заводят в качестве друзей, и в 60-х уже было сильно это дружественное отношение.

Возможно, корни непредвзятого отношения к роботам в Японии стоит искать в синтоизме. В этой основанной на анимизме религии грань между одушевленным и неодушевленным не такая явная, как в монотеистических религиях вроде христианства, индуизма или ислама. У гор и рек, дождя и Солнца, герани в горшке и старого храма могже быть душа, а значит, и у робота тоже. Тэдзука был агностиком, но близок к буддизму, который и оказал на синтоизм большое влияние, — на протяжении десяти лет он работал над мангой-жизнеописанием Будды, а в 1989 году в возрасте 60 лет был похоронен на буддистском кладбище в Токио.

В «Могучем Атоме» Тэдзука смог создать одного из самых человечных роботов в мире кино, литературы и мультипликации. Сначала его героем должна была стать девушка, воплощение женского мирного начала как альтернатива мужской жестокости, развязавшей войну, но чтобы не потерять юношескую аудиторию, от этого пришлось отказаться. Позже Тэдзуке всё же удалось воплотить идею, но не в первоначальной задумке — так у Атома появилась сестра, девочка-робот Уран, восприимчивая к человеческим эмоциям. Атома наделили семью суперспособностями: 100 тысячами лошадиных сил, возможностью летать благодаря реактивным ботинкам и лазерами из глаз, как у Супермена, — Тэдзука был большим его поклонником и состоял в его японском фанклубе — регулировкой слуха, автоматическим переводом всех языков, выдвижным оружием в ягодицах и высоким IQ, позволяющим определять хороших и плохих людей. Уран была не такой сильной и лишенной оружия.

Моя манга поднимает множество тем — это ода жизни, антивоенные и антиядерные призывы, это защита природы, но в конечном счете вся она об одном. Она призывает юных читателей объективно посмотреть на хрупкую Землю: Когда ты растешь, не забывай оценивать планету и человечество реально. И всегда думай о том, что значит быть человеком.

Даже военизированный, «Могучий Атом» стал важнейшим символом прогресса и добра для своего поколения, и остается нужным сейчас. Появившийся как японская адаптация американских героев, Атом задал стандарты главного персонажа сёнена на целые десятилетия и дал толчок к развитию жанра мехи. Тэдзука создал легенду и сам стал личностью, сравнимой с божественной. 

Герой Тэдзуки олицетворяет правосудие таким, как оно должно быть — наказаны должны быть и люди, и роботы, если они делают что-то злое. Многие антигерои аниме были враждебны к роботам, и Атому, а значит, и Тэдзуке, нужно было переубеждать их. В этом отношении «Могучий атом» несет в себе важнейший образовательный аспект, призывающий не бояться науки и отбросить предубеждения по отношению к непохожим на нас существам. Современные идеи толерантности уже у Тэдзуки были сформированы четко и понятно, как инструкция к жизни, где людьми нас делает не только генетика.

 

Виктория Калинина

Фото: Flickr


Осаму Тэдзука, Могучий Атом, Астробой, аниме, японская мультипликация,

Закажи рисунок себе или другу у pavlinypls